Тысяча заговоров

Самое полное собрание заговоров для самостоятельного использования в домашних условиях

Заговор: Как избежать гибели рода после проклятия на смерть

Из письма:

«Мне было девять лет, когда в моей, до этого беззаботной жизни случилась беда. В то время мы жили в Молдавии. Так уж случилось, что мамочка наша оказалась главным свидетелем в деле об убийстве. И вот однажды вечером к нам домой пришла мать обвиняемого. Я сидела на печи и хорошо слышала, как она умоляла маму за любые деньги отказаться от показаний. Расстроенная мама не захотела делать этого. Проводив (а вернее, выпроводив) женщину, она слегла – так ей было плохо.

Во второй раз та женщина пришла к нам после суда. Она проклинала маму, а заодно и весь наш род за то, что ее сына приговорили к смертной казни. Отец кое-как вытолкал ее за дверь.

Где-то дней через пять мама заболела. Сначала мы все думали, что она скоро поправится, но время шло, а ей становилось все хуже. Врачи сказали, что у нее образовалась саркома. Отец буквально с ног сбивался в поисках хороших докторов. Случайно ему дали адрес одной ясновидящей карлицы, кажется, она была в нашем городе проездом. И вот он повез маму к ней. И я поехала с ними. Была среда, и карлица сказала, что в женский день она не может общаться с противоположным полом и если у отца есть вопросы, то пусть приходит в четверг, то есть завтра. А маму она приняла.

Помню, в комнате стоял полумрак, на столе я увидела икону, вокруг которой горели три свечи. Карлица сидела на сундуке, поджав под себя коротенькие ножки. Мама села на табуретку, а я опустилась на пол у ее ног. Тонким, неприятным голоском карлица спросила:

– Что ты хочешь знать? Мама ответила:

– Я хочу знать, чем больна, а еще хочу знать, как избавиться от болезни.

– Свою болезнь ты знаешь, – ответила карлица. – Тебя гложет рак, от него-то ты и умрешь.

– Может, ты меня вылечишь? – робко спросила мама.

– Нет, – ответила карлица. – Лечить мне не дано, я лишь могу сказать о том, что было и что будет. Если хочешь, я расскажу все о твоей семье.

Мама кивнула, и карлица начала говорить:

– Ты третья дочь в семье. Вышла замуж в семнадцать лет. Муж намного тебя старше. Он хороший человек, но ты его не любишь. У тебя есть сын и две дочери. Заболела ты не случайно. Это месть матери, в горе которой есть доля твоей вины. Вашу семью распяли на кресте, вырезав имена на обратной стороне. Тот крест зарыт на кладбище вверх ногами. И то, что случится дальше, поистине ужасно…

Тут карлица замолчала.

– Говори, – попросила ее мама.

– После твоей смерти умрет твой муж. Через некоторое время, очень скоро, погибнет твой сын – утонет в реке. После его смерти твоя старшая дочь родит сына – своего собственного убийцу. А твоя младшая дочь, которая сидит здесь, в этой комнате, в день своего рождения тоже родит убийцу, который загубит уже не свою мать, а много других людей. Это будет настоящее чудовище, которому будут доставлять особое удовольствие страдания других. Зверства его будут лютые, а первой его жертвой станет собака.

В комнате воцарилась жуткая тишина. Я подняла голову и увидела, что лицо мамы белее снега.

– Не я тебя звала, ты сама пришла, а теперь ступайте, голова моя что-то разболелась, – пропищала карлица.

Мама с трудом опустилась на колени:

– Милая, скажи, как все это исправить, возможно ли? Ведь дети мои невиновны. Подскажи, родненькая. Богом прошу/

Карлица помолчала и сказала:

– Если предупредить человека о несчастье, он может не пойти в то место, где оно его поджидает. Но согласятся ли твои дочери убить во чреве своих собственных детей? Ты сама мать и понимаешь, какое решение им предстоит принять.

Когда мы шли к машине, мама сказала:

– Запрещаю тебе рассказывать обо всем отцу. Ели ослушаешься – не прощу!

Не представляю, что она наговорила папе, но думаю, она его обманула.

Спустя месяц после смерти мамы умер отец. После его похорон я рассказала сестре о возможной гибели брата. И она решила не отпускать его с ребятами на речку. Специально заматывала калитку проволокой, чтобы он не смог ее открыть. Но все же он утонул. Даша, сестра моя, и я в это время пололи грядки на огороде. Петя убежал к речке, не спросив разрешения: просто перелез через забор.

Прошло время. Даша вышла замуж и родила сына. Когда она его кормила, я все время вспоминала слова, сказанные карлицей: «Твоя старшая дочь родит собственного убийцу…» Нет, говорила я себе в тот момент, если такое и случится, то очень не скоро, ведь он еще маленький. И вообще, все чаще меня посещала мысль, что, возможно, карлица ошиблась и все будет хорошо. Невозможно было поверить, глядя на ангельское личико малыша, что он станет убийцей собственной матери.

Несчастье произошло, когда Мишеньке (моему племяннику) исполнилось пять лет. Сестра залезла на крышу, чтобы перевернуть лежащие там фрукты (мы их сушили для компота). Когда она стала спускаться, ее сын взял и толкнул лестницу изо всех своих, как оказалось, немаленьких сил. Даша ударилась головой о чугуны, которые стояли в сторонке, и скончалась, не приходя в сознание.

Определив Мишу в детский дом, я решила не испытывать судьбу и уйти в монастырь. Не осуждайте меня за то, что я не взялась воспитывать племянника. Видеть всякий раз убийцу сестры было выше моих сил. А еще я надеялась, что только в монастыре смогу избежать общения с мужчинами и таким образом перехитрю судьбу.

Случилось это еще до пострига. Однажды нас с Кларой (еще одной послушницей) отправили в город, чтобы купить ниток и пряжи. Она уговорила меня буквально на минутку заскочить к своей тетке, сказав, что та уже старенькая и после пострига вряд ли им суждено будет еще раз свидеться.

Дверь нам открыл чернявый парень. Мы спросили его, где тетушка.

Он ответил:

– Проходите, она скоро будет.

В доме мы увидели еще двух парней. Клара огляделась и спросила, куда делись тетины ковры и вещи. Парни сказали, что тетя здесь больше не живет. Мы хотели уйти, но нам не дали. В общем, нас с Кларой изнасиловали. Мы с ней решили не говорить об этом настоятельнице, опасаясь, что нас после этого не оставят при монастыре.

Спустя три месяца все узнали, что я беременна. Избавляться от плода было поздно – время упущено. А из монастыря меня, понятное дело, выгнали.

И вот родился он – мой сын. Родился в день моего рождения, как и предрекала карлица. Когда ему исполнилось три года, он задавил щенка – задушил своими маленькими, но крепкими ручонками. Я в ужасе смотрела на него. Предсказания карлицы сбывались. Вместе с ним росла и моя к нему ненависть. «Неужели я родила маньяка-убийцу? – думала я. – Неужели другие матери будут проклинать меня?»

Несколько раз я подходила к его кроватке, пока он спал, и меня охватывало почти непреодолимое желание положить подушку ему на лицо и задушить. Но, постояв немного, я уходила в свою комнату, где, нарыдавшись, засыпала и видела один и тот же сон, будто бы я и еще одна старая женщина, сидя за столом, пьем чай.

– Я мать того Адольфа, который убил миллионы людей, – наклоняясь ко мне, шепчет она и затем добавляет: – Адольфа Гитлера!

Этот сон снился мне примерно раз в три дня. И я стала думать: а не знак ли это свыше?

Наверное, я должна убить этого ребенка, ведь он со временем превратится в убийцу. Но я хорошо помню слова карлицы: «Вряд ли дочери убьют своих детей, даже если будут знать, что умрут от их рук»».

Слава богу, я могу привести достаточно много примеров того, как действие проклятия на смерть было остановлено и целый род спасался тем самым от гибели.

Так, например, в 1996 году ко мне обратилась Морсина В. М. Она рассказала, что задолго до ее рождения в их семье произошел странный случай. Двое детей, оставшись без присмотра, достали ружье, которое почему-то оказалось заряженным. Один мальчик (сын соседей) открыл рот, а другой выстрелил. Мозги ребенка потом собирали по всей комнате. Обезумевшая от горя мать умолила колдуна сделать так, чтобы ни единый человек из рода «проклятых убийц» не остался в живых…

В. М. плача рассказывала о том, как один за другим умирали ее родственники: старики, молодые и даже дети. Двоих своих сыновей она похоронила, будучи еще совсем юной. Дочка пока жива, но все время болеет.

– Я каждый день жду беды, – говорила мне несчастная женщина. – Силы мои на исходе. Разве лично я была виновата перед той матерью? Разве мы уже сполна не расплатились за ее горе?

Способов снятия проклятия на смерть рода очень много. Начнем с самого простого.

В день Преполовения (праздник между Пасхой и Сошествием Святого Духа) старший в семье берет новую икону Богоматери «Троеручица» (для этого обряда берут только ту икону, перед которой еще никто ни разу не молился и ни о чем не просил). Держать икону нужно левой рукой, а правой лить на нее святую воду. Под икону поставьте чистое ведро или таз, куда потом будет стекать святая вода. В это время другой кровный родственник должен читать особый заговор. Потом в течение трех дней водой, которой обливали икону, следует напоить всех своих родственников. После этого заклятие на смерть перестает действовать. Действенность этого способа проверена многократно. Заговор следующий:

Преблагословенная Дева Богородица,

Припадаем и преклоняемся Тебе

Пред святою Троеручною иконой Твоею.

Чтя и помня чудо, сотворенное Тобою,

Исцеления усеченныя десницы

Праведного Иоанна Дамаскина,

Тебя, Пресвятая Заступница Троеручица,

Просим, молим мы за наш род.

Услышь нас, Милостивая и Всеблагая,

Сотвори спасенье Твое

И избави род наш от погибели преждевременной.

Мати милосердия и щедрот,

Избавь нас от скорбей и смертей напрасных.

Как умывала Ты Сына Своего Иисуса Христа

И берегла Его от врагов лютых,

Так сбереги и род наш.

Смой, сполощи

Своими святыми, чудотворными руками

От заклятия нас на верную нашу смерть.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Похожие заговоры






seo analysis Рейтинг сайтов Женщинам