Тысяча заговоров

Самое полное собрание заговоров для самостоятельного использования в домашних условиях

Полезно знать: Ритуальный автобус

Из рассказа Попкова Виталия Григорьевича:

«Два года назад мой приятель предложил мне общий бизнес. Он сказал, что у него не хватает денег на покупку автобуса-маршрутки, и убедил меня в том, что это выгодное дело. Всей суммы моей денежной доли у меня не было, и тогда я занял деньги у тещи и у старшего брата. В нашем небольшом городе купить то, что нам было нужно, невозможно, и Павел поехал за покупкой в другой город. Наконец он вернулся, и я, осмотрев купленный автобус, остался доволен. Мы довольно быстро оформили все необходимые документы по разрешению маршрута, и работа началась.

Сам я не водитель, а автослесарь, и мы взяли водителей со стороны. С первого же дня работы на нас посыпались беды. Чтобы Вы не подумали, что я преувеличиваю, приведу примеры. В конце первого рабочего дня мне позвонила моя мама и со слезами сообщила, что потерялся отец. Ушел за хлебом и не вернулся. Позже его обнаружили мертвым в воде. Папа не любил воду и никогда не входил в реку, так как совершенно не умел плавать. Когда мы семьей ездили отдыхать, то мы все купались, а отец загорал или делал для нас шашлыки.

Буквально через два дня после похорон отца с мамой случился инсульт, а еще через неделю она умерла от второго инсульта. Потом наступил черед бед у Павла. Сломала руку его жена, затем у тестя сгорела дача. Чуть позже у них умер дед, отец его матери. А после этого беда снова переключилась на меня. Нас обворовали, причем вынесли из гаража все подчистую: колеса, запчасти, домкрат и даже очистили погреб, который был в гараже. Вытащили из него все соленья и варенья.

Потом наш водитель сбил человека, и мы взяли на маршрутку нового водителя – Николая. Через три дня работы у Николая умерла теща, а ей было всего 42 года. Умерла она от инфаркта, хотя никогда не жаловалась на сердце. А дальше наш автобус задел дорогую иномарку. Николай ударился в бега, а на нас с Пашкой, как на хозяев автобуса, наехала местная братва. Короче, мы продали гараж и рассчитались за иномарку.

Беды сыпались на нас как из рога изобилия. То налоговая милиция штрафует, то ГАИ. Во время рейса умерла пассажирка. Только вошла в салон, охнула и упала. Конечно, ей было за семьдесят лет. Могла умереть дома или на остановке, так нет, умерла именно в нашем салоне! Автобус ломался каждые три дня. Прибыли у нас не было никакой, одни убытки и беды.

Вот тут-то Павел и рассказал мне, что купил этот автобус у ритуального хозяйства. На этом автобусе возили мертвецов.

Но почему это происходило с нами? Ведь мало того, что мы несли огромные убытки и с нами происходили всевозможные неприятности, так еще и болеть мы стали, как будто нам по восемьдесят лет.

Хотелось бы знать, какие меры можно предпринять в подобных случаях? И вообще стоит ли связываться с машинами, на которых возили умерших?»

Мне приходит немало писем, подобных этому письму. Некоторые из них просто потрясают тем, что в них описано. Например, Сукнов Ю. М. писал мне о том, как он, устроившись на работу в ритуальное хозяйство, получал зарплату отходами от изготовления гробов. Юрий Михайлович даже был этому рад, так как жил в частном доме, и каждый год приходилось покупать уголь и дрова. А тут такая «удача» – много сухих дров, которых должно было хватить сразу на две зимы, да еще так недорого.

Но его радость постепенно сменилась ужасом, так как за зиму похоронил всю свою семью, а затем и родню.

Залепухова Надежда рассказала мне о том, как ее племянница, устроившись в ритуальное хозяйство на изготовление цветов для похоронных венков, стала приносить домой куски разноцветной ткани, чтобы ее мать шила лоскутные коврики для продажи на местном рынке. После этого в семье племянницы начались повальные неприятности и беды.

Круглов Максим рассказал мне в своем письме о том, как он улегся во время обеденного перерыва в изготовленный им самим гроб. И буквально через две недели ему поставили диагноз: саркома. Максим, по его словам, прежде никогда ничем не болел и был абсолютно здоров.

Я уже рассказывала Вам, мои дорогие читатели, о тех невероятных случаях с людьми, которые копают могилы, обмывают усопших, одевают их и делают им макияж.

Вот еще один удивительный случай.

Пенсионерка Зубко Екатерина Ивановна из города Мыски поддалась на уговоры своего соседа и пошла работать в морг, где он тоже работал санитаром-грузчиком.

Жила Екатерина Ивановна одна, мужа и детей у нее не было, а родня не очень-то ей помогала. Поэтому она могла рассчитывать только на свои силы. В ее обязанности входило: обмыть из шланга покойника, обтереть его, а затем надеть на него то, что принесли родственники. В первый и во второй день Катерину трясло при виде мертвых тел, но ее сосед Александр наливал ей для храбрости спирта или водки. Этого добра всегда было много. Родственники покойников рассчитывались с санитарами чаще всего спиртным. Екатерина Ивановна пишет:

«Не подумайте, что я пьяница, пила я немного и лишь для храбрости. И то не больше недели, а потом не так страшно стало смотреть на голые дела мертвых. И даже стала их жалеть. Размышлять стала, прямо философ.

Смотрю, например, на парня, которому от силы 20 лет. Лицо у него побитое, но все равно он такой молодой и красивый. Думаю, вот умер человек, а мог бы деток нарожать, вырастить их. А теперь закопают в могилу, и на том все кончится: нет человека. А каково сейчас его матери? Думаю так и плачу. А сама не из шланга его поливаю, а руками обмываю, чтобы по все по-человечески было. Ведь человек же он, а не собака. Стала меня ко всем мертвым такая жалость брать, аж беда. Как по родным страдаю и плачу. Сосед мой говорит:

– Ну, ты прямо ненормальная. То боялась их, то теперь ревешь по ним. Вон смотри, родные-то не всегда хоронить забирают, отказ пишут. Не на что хоронить. А ты по чужим людям страдаешь.

Я ему на это ничего не сказала, да и что говорить, у каждого своя душа.

Однажды привезли к нам в морг девушку. Она долго пролежала никем не востребованная. Никто девушку не искал. И ее, как всегда в таких случаях, готовили хоронить за казенный счет. А это значит – похоронят в почти не струганном ящике и голяком. Без покрывала и подушки, как попало. А я за то долгое время, которое она находилась в морге, нет-нет да и подойду к ней посмотреть да поговорить. Такая у меня появилась привычка. Легче мне так среди них.

Не знаю почему, но я так сильно по ней горевала, словно по родной дочке. Своих-то детей у меня нет. А она такая красивая. Волосы длинные, кудрявые, реснички пушистые, ну чисто кукла.

Вот и надумала я покойницу за свой счет похоронить. Пошла к начальству, так мол, и так, позвольте мне эту девушку за свой счет похоронить. А они ни в какую, не положено, и все тут. Тогда я говорю: а если так, то я с завтрашнего дня ухожу, увольняюсь, и делайте что хотите, ищите другого человека на мое место!

В общем, разрешили они мне ее похоронить, Да и куда бы они делись – ведь на эту работу никого калачом не заманишь.

Купила я ей, голубушке, все самое красивое, всю одежду, от трусиков до туфель. В церкви купила покрывало и венчик, и гроб с рюшечками, чтобы все было, как у приличных людей. Похоронила ее и помянула. Правда, имени мы ее не знали, она ведь была из неопознанных покойников. Но думаю, что Господь всех знает. У него ни один волос зря не упадет.

Примерно через месяц я увидела сон, будто подходит к моей двери похороненная мной девушка и зовет меня по имени. Через порог. Я приглашаю ее войти, а она ни в какую:

– Вы здесь, а я там. Мне к Вам никак нельзя. Не отпетая я, меня не пускают.

Я слушаю ее и не боюсь ее нисколько. А она мне:

– Баба Катя, ты завтра уйди из дома на целый день и всю ночь. И обязательно забери с собой все деньги. Переночуй где-нибудь всего только одну ночь, иначе тебя убьют те, кто придут в твою квартиру.

Сказала она так и исчезла. Утром я встала. В этот день у меня был выходной. Что, думаю, за ерунда: верить сну или не надо? Но чем я больше думала, тем тяжелей у меня становилось на душе. Одним словом, собралась я и поехала к своей золовке, и все деньги с собой взяла.

Через сутки я вернулась в квартиру, а у меня все вверх дном перерыто. Искали, по всей вероятности, что-то ценное. Воры думали, что если я живу одна, то мне не на кого деньги тратить. А особых денег у меня никогда и не бывало. Пенсия – гроши. Все деньги, которые были отложены мной на свои похороны, я потратила на ту девушку. А что осталось, с собой взяла, когда к золовке поехала.

Убили бы они меня, это точно. Отвела от меня гибель та, кого я, пожалев, похоронила».

Похожие заговоры






seo analysis Рейтинг сайтов Женщинам