Тысяча заговоров

Самое полное собрание заговоров для самостоятельного использования в домашних условиях

Полезно знать: Проклятые души детей

Из рассказа Матрены Филипповны Окутчак:

«Было это за год до войны. Я тогда была еще ребенком, и родители отвезли меня погостить к бабушке в село: на вольный воздух и коровье молочко. В деревне мне нравилось: детей много, весело, сытно.

Как-то раз мы с ребятишками побежали в поле, чтобы наловить стрекоз и кузнечиков. Бегали, приустали и сели прямо на лугу похарчевать. У всех была с собой припасенная еда: хлеб, яйца, помидоры, огурцы. На приволье мне, городскому ребенку, все это казалось удивительно вкусным. И тут к нам подошла девочка лет четырех. Села и начала с нами есть. Девочка Тася, та, что была среди нас постарше, спросила ее:

– А тебя вроде схоронили. Ты ведь вроде умерла? Девочка засмеялась:

– Видишь ведь, я здесь, а не в земле!

Все дружно захохотали. Потом мы ловили стрекоз, и как-то не обратили внимания, что девочка куда-то пропала.

Мы вернулись домой, а спустя час к моей бабушке пришла Тасина мать. Она сказала:

– Баба Варя, что-то ребятишки говорят, что нынче с ними играла дочка Польки Фроловой. Так ведь ты сама ее у них в доме обмывала?

Баба Варя стала меня пытать, правда ли, что с нами девочка Груша была и какая она была с виду. Я подтвердила и сказала, что на Груне было синее платье и беленький платочек.

– Правильно, – воскликнула моя бабушка, – я ее в синее платье и одевала!

Потом моя бабушка и Тасина мать рассуждали, а я их слушала. И из их разговоров я поняла, что умершую девочку при жизни мать постоянно проклинала. Говорила ей: чтобы ты сдохла, чтобы ты пропала и другие проклятия. Говорилось это, скорее всего, не со зла, а по дурной привычке. Вот, видно, проклятая душа этой девочки и мается, не находит себе покоя на том свете. В то время моя бабушка была на селе местной знахаркой, и люди спешили к ней за помощью и советом. После этого разговора бабушка меня предупредила: если я еще раз увижу ту девочку Грушу, то должна буду ее расспросить, где она спит, с кем живет и еще что-нибудь у нее вызнать. Через день мы с ребятишками снова побежали к реке, бежали через ту поляну, где к нам подошла девочка Груша. И снова мы ее встретили и вместе играли. Выждав удобный момент, когда рядом не было других детей, я, как и учила меня бабушка, спросила Грушу, где ее дом и как ей там живется. Никогда не забуду, какое у нее было в тот момент лицо. Вроде в нем не было ничего страшного, ребенок как ребенок, но глаза у нее оказались без зрачков, просто абсолютно черные, во всю радужку.

Тихо, неторопливо, будто думая над тем, можно ли ей об этом говорить, девочка сказала, что ее дом там, где много крестов, но заходить мне туда нельзя. Она и там, и здесь, и везде. Она все видит и слышит, да ее почему-то не хотят видеть и слышать. Вот только мы ее и увидели. И тут же, будто в чем-то сомневаясь, Груша неуверенным голосом сказала:

– А скоро тут все сгорит. И стрелять будут, но не в зайцев в лесу, а в людей. И никто не спасется.

Помню, что я еще хотела ее спросить о чем-то, но она неожиданно пропала, как под землю ушла.

Вскоре началась война. Бабушкина деревня вся сгорела. Действительно, никто из этой деревни не спасся. Людей сжигали вместе с домами и скотом. Сгорела и моя бабушка Варвара».

Похожие заговоры






seo analysis Рейтинг сайтов Женщинам