Тысяча заговоров

Самое полное собрание заговоров для самостоятельного использования в домашних условиях

Полезно знать: Перстень из гроба

Хочу рассказать Вам один случай из практики моей бабушки. Рано или поздно я должна была заменить ее в нашем родовом ремесле. Поэтому с раннего детства бабушка требовала, чтобы я присутствовала на ее приемах больных. Причем я должна была не только сидеть и хлопать глазами, а внимательно слушать и запоминать все, что говорит и делает бабушка. Таким вот образом я начинала усваивать азы бабушкиного искусства. И если кто-то скажет, что в этом нет ничего трудного, то я с этим не соглашусь. Во-первых, сам вид тяжелобольных людей, их гнойные болячки, сломанные кости, раны, резкий запах загноившихся ран и пота, бесконечный плач – все это угнетает и вызывает определенный стресс. Даже взрослому человеку тяжело видеть, как, выкатив глаза, с пеной у рта, бьется в припадках человек. Обожженные, обмороженные и покалеченные люди стонут и кричат. И это все изо дня в день, и каждый день. К тому же вечерами, после приема, бабушка устраивала мне настоящий допрос: хорошо ли я поняла то, что говорила она и больные. Правильно ли я запомнила, почему и кому нужно было давать ту или иную траву. При этом от меня требовалось, чтобы я каждый день, к каждому конкретному случаю учила назубок нужную молитву и заговор или оберег.

Людей приезжало к нам много, и каждый старался рассказать бабушке свою пережитую историю. Многие из этих историй так поразили мое детское воображение, что даже теперь, спустя полвека, я их очень хорошо помню и рассказываю Вам. Вот одна из этих историй.

К бабушке за помощью приехала семья, кажется, из-под Оренбурга. Это были отец, мать и их сын Игнат. Он не мог сам передвигаться. Его сняли с телеги и перенесли к нам в дом на одеяле. Тогда еще многие ездили на повозках, телегах, а зимой на санях.

Помню рассказ этого парня. Он плакал и рассказывал, как и почему к нему привязалась эта болезнь. Оказывается, он и два его друга Семен и Иван, желая разбогатеть, надумали отправиться на заброшенное старое кладбище и там вскрыть старинный склеп некой барыни. Кладбище от них было далеко, почти в лесу, и все считали это кладбище проклятым. Случалось, что люди умирали прямо на могилах и без всяких причин. Слухи шли, а люди тогда были боязливы и перестали на том кладбище хоронить, да и ходить туда тоже перестали.

Вот на это кладбище и собрались друзья. Набрав с собой кое-какой еды, самодельные лампады из постного масла и тряпок, ребята, наконец, добрались до кладбища и разыскали нужный склеп. Быстро вскрыть склеп не удалось. Несмотря на давность захоронения, вход в склеп был хорошо замурован. Кое-как разобрав кладку, друзья обнаружили еще одну стену. В общем, начали он разбирать кладку рано, а закончили глубокой ночью. Хорошо еще, что светильники припасли.

С виду склеп был совсем небольшой, а когда друзья спустились вниз, то увидели три гроба. Гробы были из камня. Семен еще пошутил: ну вот, легче будет богатство делить, каждому по одному гробу. Стянув крышку с первого гроба, ребята увидели, что он абсолютно пуст. Видимо, хозяева склепа заранее позаботились о тех, кто умрет позже, и внесли этот огромный гроб еще при строительстве склепа. Во втором гробу был прах и истлевшее тряпье, кости и ветошь. Даже было странно, как будто кто-то все нарочно перемешал. А вот в третьем гробу их ждал настоящий сюрприз. Когда они сняли крышку гроба, то при тусклом свете увидели хорошо сохранившуюся женскую фигуру. Женщина была среднего роста, в длинном, до пят кружевном платье, и в таком же кружевном покрывале на голове. Лицо было белым и напоминало маску. Видимо, перед похоронами ей нанесли на лицо грим. Во всяком случае, и лицо и грим хорошо сохранились. Игнат посмотрел на друзей и поразился, их лица были такими же белыми, как у покойницы. Было видно, что они боятся. Боялся и он. Руки тряслись, а зубы стучали, как у собаки. Один из ребят снял с себя одежду и поджег. В свете огня на покойнице засверкали украшения. Даже прах и пыль не могли скрыть блеск дорогих камней.

Иван снял с покойной барыни массивные серьги. Руки у него ходили ходуном. Семен снял с нее ожерелье, а Игнату пришлось снимать перстень с ее руки. Снимая, он чувствовал тонкие, острые кости, обтянутые чем-то, не очень похожим на кожу. Взяв свою добычу, друзья, сшибая друг друга, кинулись наверх. Крышку гроба они не закрыли.

Всю дорогу назад, до самого дома, друзья шли молча. Пережитое потрясение давило и не давало о чем-либо говорить. Только перед тем как разойтись по своим домам, они поклялись никогда и никому не говорить о том, что они совершили.

Никто из них не произнес ни слова о том, как они собираются распорядиться своим трофеем. Игнат чувствовал сильную усталость и спал почти полдня. Разбудил его Иван. Он был раздражен, бледен и чем-то сильно встревожен. Еще не проснувшийся Игнат едва сообразил, что Иван твердит ему о покойной барыне, которая якобы пришла к нему домой. Потом он вдруг резко обернулся, вскрикнул и стал показывать пальцем в угол, говоря:

– Так вот же она, вот. Стоит и смотрит!

С выражением ужаса на лице Ваня бросился бежать, не оглядываясь на оклик Игната. Выпив кваса, Игнат снова лег в постель. Он чувствовал себя так скверно, что ему не хотелось ни есть, ни думать о том, что произошло с Иваном.

Потом к ним приходила мать Ивана, искала его, говорила, что он пропал и уже два дня его никто нигде не видел.

Игнат не верил, что он столько времени проспал. И тут еще пришли и рассказали ему о новом несчастье. Оказывается, утром прошедшего дня мать Семена пошла его будить, чтобы увезти с ним на базар картошку. Семен лежал в сенях на лавке мертвый, с открытыми глазами. И на его лице было такое выражение ужаса, как будто он увидел самого дьявола. Причем вел себя покойный перед этим необычно: закрывал засовы, ставни. И все спрашивал свою мать, видит ли она еще кого в комнате или нет.

На похоронах Семена Игнат впервые увидел ту самую барыню, которую они обокрали. Она стояла в углу и разглядывала Игната, словно хотела хорошо запомнить своего третьего обидчика. Игнату даже показалось, что губы у мертвой барыни разъехались в нехорошей усмешке и она что-то произнесла. От увиденного кошмара у Игната подкосились ноги. Он их совершенно не чувствовал, будто они были сделаны из ваты. Упавшего парня подняли и унесли в сени.

Его мать, бывшая на похоронах, сбегала к кому-то за телегой и увезла его домой. Люди думали, что это он так переживал за своего умершего друга, что у него даже ноги отнялись. Но Игнат видел, как за телегой шла и усмехалась хозяйка каменного гроба.

Чувствуя, что ему становится совсем плохо, и решив, что он скоро умрет, Игнат рассказал своим родителям о том, что он натворил с друзьями. Поскольку руки и ноги у него не действовали, мать и отец положили его на телегу и поехали на проклятое кладбище, чтобы вернуть покойнице ее кольцо.

Доехав до склепа, отец Игната сам спустился в склеп и положил кольцо в гроб, закрыв крышку гроба. Когда он поднялся наверх, жена его не узнала. В лице мужчины не было ни кровинки. Он рассказал, что в гробу у барыни лежали ожерелье и серьги, которые, по словам Игната, должны были быть у его друзей. И еще отец Игната сказал, что покойница была не в лежачем, а в сидячем положении и он вынужден был, чтобы закрыть гроб, уложить ее на место. Отец сказал, что когда он ее укладывал, то ему казалось, что он укладывает мешок с костями. И это было ужасно.

Несмотря на то, что кольцо было возвращено, парню это не помогло. Он угасал. И тогда его родители повезли его к моей бабушке, которая его долго лечила и в конце концов поставила на ноги.

Насколько мне известно, парень этот потом женился, а его мать время от времени посылала нам почтой гостинцы: мед и вязаные носки.

Похожие заговоры






seo analysis Рейтинг сайтов Женщинам