Тысяча заговоров

Самое полное собрание заговоров для самостоятельного использования в домашних условиях

Полезно знать: Кто помог спасти жизнь

Мне присылают много писем, в которых рассказывают о совершенно удивительных случаях. Читая эти письма, удивляешься тому, как мало мы знаем о том, что происходит в нашем мире.

Многие из авторов этих писем никогда ни с кем не делятся о том, что с ними произошло. Опасаясь, что после их рассказа их просто сочтут безумными.

Вот письмо бывшего капитана затонувшего корабля, который убедительно просил меня не указывать его имени и фамилии. Условно назовем этого человека Аркадием. Он пишет:

«Накануне трагедии я чувствовал странное душевное томление, такое, будто произошла или должна произойти беда. Тревожное состояние не оставляло меня ни на минуту. Я вышел на палубу и огляделся по сторонам. Небо было чистым и звездным. Не было даже намека на ветерок. Я уже хотел спуститься в свою каюту, как вдруг прямо перед собой, на расстоянии 10 метров, увидел силуэт человека. Не понимая, кто бы это мог быть, я двинулся в его сторону, но он исчез. Мне это показалось странным, и я счел, что нездоров. Повернувшись, я пошел в свою каюту. Пока я спускался, мне все время казалось, что за мной кто-то следит. Мне было неприятно, но я не оглядывался. Сам не знаю почему, но я трусил. Спустившись в каюту, я зажег свет и, от неожиданности того, что увидел, громко вскрикнул. Прямо передо мной, в моем кресле, сидела моя покойная мать. По моему телу побежали мурашки. Горло сдавило, и я не мог ничего сказать. Я как завороженный смотрел на мать, которую похоронил более двадцати лет назад. У нее был все тот же пучок седых волос с проседью. Все то же, до боли знакомое, родное лицо. На ней было то же самое платье, в котором я ее похоронил.

От шока у меня зазвенело в голове. Мои попытки протянуть в ее сторону руки и сдвинуться с места не удались. Ужас сменился нежностью, какую мы испытываем, глядя на фотографии давно умерших родных. Из моих глаз сами собой хлынули слезы. Я давился ими, но не мог ничего произнести. Лицо мамы исказилось гримасой боли, она что-то тревожно говорила, но голоса ее я не услышал. Так, будто она была за стеклом. Так длилось какое-то мгновение. На моих глазах фигура матери стала исчезать. Еще секунда – и еле видимая голубоватая дымка растворилась. Все исчезло, как будто ничего не было.

Я потрогал сиденье кресла и неожиданно почувствовал его тепло, как будто на нем долго сидел человек.

Потом произошла авария. Погибли люди, но многие и спаслись. Я выжил. Думаю, что за это я должен быть благодарен своей маме. Было длительное разбирательство, суд, а потом оправдание. Моей вины не было и нет.

Но спустя столько лет после трагедии я вспоминаю своего дорогого и незабвенного ночного гостя, который пришел ко мне с того света, чтобы предупредить, а скорее всего уберечь от неминуемой гибели».

Письмо второе:

«Мой грузовик сломался, не доехав нескольких километров до села. На улице был жуткий мороз, и, пытаясь несколько раз наладить свою старую колымагу, я так замерз, что бросил все и залез в кабину. Стуча зубами, я молил Бога послать мне хоть какую-то попутку. Но кругом была непроглядная пелена. Сунув нос в воротник, я старался дышать себе на грудь, чтобы тепло моего дыхания не пропадало зря, а хоть немного меня согревало.

Дремота навалилась неожиданно, исподтишка. Мне казалось, что я качаюсь и плыву в какой-то лодке. А по воде, по которой плыла моя лодка, плыли ослепительные отблески летнего солнца. Мне становилось теплей и теплей и постепенно я начал млеть от знойной жары. «Надо раздеться догола», – думал я и плыл по блеставшей солнечными бликами воде.

Неожиданно в мое сознание пробился настойчивый стук. С невероятным трудом я открыл глаза и понял, что это был сон. Я заснул и по-прежнему сидел в грузовике, в промерзшей кабине. Меня разозлило то, что кто-то разбудил меня, вернув мое сознание в реальность. В окне я увидел человека. Он стучал по стеклу кулаком и что-то кричал. Потом этот человек дернул дверцу и влез на второе сиденье. Это был дед, одетый в летний пиджак. Помню, я даже не поинтересовался и не удивился, что этот дед раздет. В тот момент он меня раздражал тем, что не дал мне спать.

Дед тряс меня за плечо, ругался, уговаривал, говорил, что если я усну, то замерзну и умру, а нужно подождать всего 15 минут.

– Сейчас, – говорил он, – подъедет Свистунов Васька. Он будет ехать мимо и тебя спасет. Терпи, парень, терпи и не спеши к нам. У нас конечно же хорошо. Но и здесь, на земле, тоже неплохо.

В какой-то момент я уронил голову и задремал. И тут этот дед меня сильно ударил прямо в глаз. У меня будто искры посыпались.

– Не спи! – крикнул дед. А я, психанув, заорал:

– Да кто ты такой? Чего тебе надо от меня? Отвали!

– Я кто? Я – дед, Павел Захарович Кузьмин. Слышал про такого или нет?

В этот самый момент мимо моего сломанного грузовика проезжал наш селянин, Свистунов Вася. Он вытащил меня из кабины и затащил в свою. При этом я ему сказал:

– Там дед, он в одном пиджаке. Он замерзнет. Зануда, конечно, но надо его забрать.

– Какой дед? – удивился Васька. – Там больше никого не было.

Но я настаивал:

– Говорю тебе, там дед – Павел Кузьмин. Иди, забери его, а то он замерзнет.

– Ты что, сдурел от мороза? – захохотал Васька. – Павел Захарович умер еще тогда, когда ты не родился. Он мне родной дядя по отцу.

Дома меня оттирали снегом, поили водкой и чаем с малиной. А моя мама все удивлялась, откуда у меня под глазом такой огромный синяк».

Из рассказа Ефимцевой Наины Семеновны:

«Магазин, в котором я работала продавцом, выкупили другие хозяева. В результате я оказалась без работы.

Вы знаете, что сейчас в каждом подъезде, в каждом почтовом ящике можно увидеть массу бесплатных газет. В этих газетах даются всякие рекламы, и обычно я, не читая, выкидываю их в мусоропровод. Но в данной ситуации я впервые обрадовалась этим бесплатным посланиям, надеясь найти объявление о работе для себя.

По моей специальности было много объявлений с предложениями. В основном требовались продавцы либо в киоск, либо на барахолку. Это меня совершенно не устраивало, так как я понимала, что работа в холодном киоске на улице рано или поздно может лишить меня здоровья. Я стала по инерции рассматривать и другие частные объявления. Люди продавали кошек и собак, предлагали квартиры на продажу. Были также объявления о знакомстве и прописке для приезжих из стран СНГ.

Но вот мне попалось интересное, на мой взгляд, объявление. В нем предлагали в связи со срочной продажей дома купить по бросовой цене всю домашнюю утварь, все, что имеется в доме. Объявление было напечатано в рубрике «Срочно!».

Не знаю зачем, но я набрала номер телефона, данный под объявлением, и спросила:

– Что Вы имеете в виду под выражением «по бросовой цене»?

Интеллигентный мужской голос ответил мне:

– Дом продается. И чтобы не выбрасывать вещи, мы готовы отдать покупателю все по той цене, которую он нам предложит.

Я спросила, где их можно найти, и мне тут же продиктовали адрес. Видимо, во мне заговорила моя профессия. Поскольку я продавец, то подумала: можно купить за рубль, а продать за сто. И я решила съездить. Дом оказался гораздо дальше, чем я ожидала. Еще по дороге я засомневалась, правильно ли я поступаю, что собираюсь покупать чужое барахло. В конце концов я решила: не понравится, не куплю. Подумаешь, зря прокачусь, все равно нечего делать, а так хоть свое любопытство удовлетворю.

Входя в дом, я столкнулась на крыльце с двумя бабами. Они с довольными лицами тащили на горбу мешки. У меня вдруг появился азарт. Мужчина, который меня встретил в доме, сказал:

– Значит, так. Все смотрите и забирайте. Денег столько, сколько не жалко.

Сказав так, он уселся на кухне читать журнал. Я, вытаращив глаза, обалдело разглядывала жилище. На мой взгляд, бывший хозяин этих вещей жил гораздо лучше меня. По крайней мере, у меня не было ковров, таких занавесок, шкафов и много других вещей.

Я засомневалась, хватит ли у меня денег. Я заглянула к хозяину на кухню и спросила: все ли я могу взять по бросовой цене? Ведь по желанию все это можно продать гораздо дороже.

Хозяин недовольным тоном, но спокойно пояснил:

– Сам я живу в Англии, здесь я жить никогда не буду. В этом доме жила моя тетя, сестра моего покойного отца. У нее нет детей и вообще нет никого, кроме меня. Мне прислали завещание, вот я и принялся продавать все, что она мне завещала. Дачу я уже продал. Остался этот дом. Дом очень хороший, и я быстро нашел на него покупателя. Но покупателям нужен только дом, вещи тетки их не интересуют. Я обещал людям, что освобожу дом к девятому числу. Да и в Англию мне пора. Там у меня работа, семья. Так что берите что хотите, хоть даром.

Тогда я, набравшись наглости, спросила:

– А почему Вам не предложить эти вещи соседям? И тащить недалеко, и память им будет от Вашей тети. Я, конечно, кое-что возьму. Но Вам до девятого числа все не раздать.

Лицо мужчины скривилось, видно было, что я достала его своими вопросами. Но он сдержался и сказал:

– Дело в том, что моя тетушка была здешней колдуньей: гадала на картах, лечила, ну и все такое. Я ее лет 20 не видел, а мать, которая с ней связь держала, умерла. Мне мама говорила, что все это тетины аномальные занятия. Одним словом, соседи боятся брать вещи из ее дома даже бесплатно.

Он повернулся ко мне спиной, как бы давая понять, что разговор окончен. Я ринулась по комнатам и стала выбирать все лучшее. Сначала я схватила скатерть, она была кружевная, с красивой парчовой бахромой. Положив скатерть на пол, я стала думать, что вещи лучше уложить на нее и сделать узел наподобие того, что я видела у выходивших женщин. Положила пыльные занавески. Потом сунулась в сервант и с радостью извлекла из него обалденную вазу. Шныряя по углам, я увидела небольшой столик, накрытый каким-то платком, под которым я обнаружила нечто непонятное. Это была коробка в виде ларца. Оглянувшись на дверь и успокоившись, ибо я делала это с разрешения хозяина, я открыла шкатулку. В ней не было того, что я втайне надеялась найти (колечко или старинные серьги). Там были какие-то очень старые бумаги, на которых просматривались слова древнерусского алфавита. Было в этой шкатулке много не совсем понятных предметов, в частности палочки, перевязанные красным сукном. Я не стала вдаваться в подробности и разглядывать содержимое шкатулки, чтобы не тратить на это времени. Сунув шкатулку в предполагаемый узел из скатерти, я снова стала рыскать в поисках красивых вещей. Наконец, я связала за четыре конца довольно-таки большой узел, решив, что поймаю машину и все отвезу домой.

Дома я с удовольствием приступила к разглядыванию своей халявской добычи. Я уже представляла, как украсится от этих обнов мое жилье. Все ткани я сразу же замочила в воде, решив все перестирать, пока не хожу на работу. Ларец, или шкатулка, была очень красивой. Сразу было видно, что это старинная и недешевая вещь. Выложив из ларца на стол все, что в нем было, я стала с интересом рассматривать содержимое. Было совершенно очевидно, что содержимое ларца было неким колдовским пособием. Я кое в чем разобралась. Развернув свернутую ткань, я обнаружила на ней какие-то узоры и слова, написанные старинным шрифтом. Судя по размерам палочек, которые были связаны красной тряпкой, они подходили к разложенной мной ткани. Пытаясь разобрать надпись, я то и дело разглаживала ее рукой. Я делала это непроизвольно и не считала, сколько раз я трогала рукой ткань.

Неожиданно в моей голове прозвучал голос:

– Проведи по пантакле еще шесть раз.

Я подчинилась. И тут же во мне заговорили сразу несколько голосов. Один голос сказал:

– Ну вот, теперь у нас новая хозяйка. А другой голос сказал:

– Та была лучше, чем эта! Третий голос приказал:

– Молчите, дайте нашей хозяйке прийти в себя. Сбросив оцепенение, непонятно кого я спросила:

– Кто здесь и где Вы есть? Я Вас не вижу.

Меня могут принять за ненормальную, но клянусь, голоса были, и они все по очереди со мной говорили. Я даже узнала их имена. Оказывается, и у духов тоже есть свои имена. Все эти духи были голосами убитых или неотпетых в церкви. Они подсказывали мне, куда идти, кого опасаться, что кому нужно сказать, чтобы все было так, как я хочу.

Благодаря их советам, я поступила на хорошую работу. Прежде чем мне туда пойти, они сказали, что я должна буду говорить. Все это мне не мешало, а помогало жить. Тем более, что я всегда абсолютно все знала наперед. Они предсказали мне мою дальнейшую судьбу. Сказали мне, когда и отчего я умру. Даже назвали день, когда я заболею.

Не было еще ни одного раза, чтобы их предсказание не сбылось.

Я заболела, как они предупреждали, и скоро умру.

Случайно прочитав Ваши заговоры, я решила, что именно такому человеку, как Вы, я должна, даже обязана все рассказать.

Возможно, что Вы уже слышали о таком феномене, а если нет, то Вам пригодится мой рассказ.

Я знаю дату своей смерти. И хочу положить свою шкатулку на кладбище за день до того, как умру.

Я надеюсь, что кто-нибудь ее найдет, сможет потом вызвать меня и говорить со мной после моей смерти».

Похожие заговоры






seo analysis Рейтинг сайтов Женщинам