Тысяча заговоров

Самое полное собрание заговоров для самостоятельного использования в домашних условиях

Заговор от мести мертвого духа или обворованный покойник

Из письма:

«Это был обычный день. Мы с моим младшим братом без всякой цели бродили по городу, немного посидели в летнем кафе, где выпили пива. Потом нам захотелось в туалет, и мы свернули в какой-то двор.

Во дворе мы сразу же обратили внимание на толпу людей. Было ясно, что в доме кого-то хоронят. Помню, я сказал тогда брату:

Как все удачно получилось, ведь на похоронах, как и на свадьбах, гости, как правило, не знают друг друга. Ну мало ли кто мог прийти. Может, кто из сослуживцев или же просто какие-то знакомые, с которыми покойный уже сто лет не виделся при жизни, пришли проститься.

В общем, долго уговаривать его не пришлось, и мы поднялись в квартиру, дверь которой была приоткрыта: люди непрерывно входили и уходили. Мы с братом тоже зашли, состроив при этом скорбные гримасы. Постояв немного у гроба, мы отправились в туалет. Справив нужду, мы с братом вышли на улицу. Вдруг нам стало очень весело от нашей смелости и находчивости.

На улице стояли автобусы, которые, видимо, предназначались для провожавших. Посовещавшись, мы решили поехать вместе со всеми на кладбище. Брат радовался, что удастся поесть и выпить на халяву, а, судя по квартире, угощение должно быть приличным.

Мы подходили то к одним, то к другим людям и словно невзначай слушали их разговоры. Из разговоров мы с братом поняли, что покойник был человеком не бедным, а умер потому, что покончил жизнь самоубийством. Правда, некоторые сомневались, добровольно ли он ушел из жизни, но нам-то с братом было все равно. Для нас же главным было узнать имя умершего на тот случай, если кто-то нас о чем-нибудь все-таки спросит.

Наконец подъехала ритуальная машина. Вынесли покойника и поставили гроб с его телом у подъезда.

Распорядитель объявил, что все, кто желает проводить покойного в последний путь, могут рассаживаться в автобусы, которые после погребения доставят всех в ресторан, где будут проходить поминки.

Мы с братом сели в автобус, и нас повезли на кладбище. На кладбище было очень много людей, и все они по очереди подходили к гробу и прощались с усопшим. Кто-то целовал умершего в лоб, кто-то касался его руки, кто-то, просто посмотрев, отходил в сторону.

Нам ничего не оставалось, как пристроиться в конце очереди, иначе наше поведение выглядело бы странным. Когда я склонился над покойником, то увидел, что на пальце умершего было надето массивное кольцо с бриллиантами. Заметил я и солидную золотую цепочку, видневшуюся за воротом.

Думаю, что в этот момент наши с братом мысли совпали – я видел это по его глазам.

Сделав вид, что попрощались, мы отошли с ним чуть в сторону и начали совещаться. С одной стороны, хотелось в ресторан, с другой – мы боялись, что потом не отыщем могилы, так как она находилась где-то в центре кладбища, а оно было немаленьким.

Мы озирались по сторонам, чтобы хоть как-то запомнить это место, и тут заметили старое надгробие, изображавшее скорбящего ангела.

Затем нас всех отвезли на тех же автобусах в ресторан, где мы отлично поели и выпили.

Весь вечер мы с братом обсуждали наше приключение и решили, что не следует упускать такой шанс. То, что кольцо мертвеца было с бриллиантами, мы даже не сомневались, хотя ни разу не держали в руках такие камни. Мы уже прикидывали, сколько выручим за нашу добычу и на что потратим полученные деньги.

Потом мы стали думать, как лучше всего провернуть это дело. Еще после похорон, сидя в ресторане, мы планировали прийти на девять и сорок дней в ту квартиру на помины, чтобы выпить и поесть за счет хозяев, но, учитывая наши планы, решили, что все-таки не следует так рисковать из-за лишней рюмки и куска мяса. Если обнаружится, что гроб был раскопан, то начнут вспоминать всех, кто был на похоронах, а значит, мы можем навлечь на себя подозрения, показавшись в ресторане. Ведь родственники покойного непременно опросят всех гостей, и после этого они могут вычислить, что покойнику мы чужие. Подумали мы также и о том, что в первые дни родные умершего могут часто приходить на кладбище. Во всяком случае, некоторые именно так и поступают. Чтобы получше запомнить место расположения могилы, на следующий день мы поехали на кладбище. Изрядно поплутав, но в конце концов найдя могилу, мы никого около нее не встретили. Кладбище было старым, новых могил, кроме “нашей”, вокруг не было, поэтому не было и людей.

Посовещавшись, мы решили, что, пока земля еще не мерзлая, раскопать ее можно будет за час-полтора, а может быть, и быстрее.

Самым удачным для ограбления днем мы посчитали девятый день со дня смерти. Во-первых, все будут в ресторане на поминках и вряд ли после отправятся на кладбище. Надо ли говорить о том, что в последующие дни мы вели разговоры только о предстоящем событии.

Почти все время мы прохаживались недалеко от могилы. Делали мы это для того, чтобы выяснить, бывают ли посетители, а если бывают, то в какое время. И в конце концов пришли к выводу, что старые могилы посещают очень редко.

Мы приготовили лопаты, которые спрятали под лавками.

Время бежит быстро, и вот наступил девятый день. В оговоренный час мы с братом взялись за работу.

Поскольку памятника и ограды еще не было, то и возиться нам пришлось намного меньше. Время от времени мы оглядывались вокруг, проверяя, нет ли кого поблизости, и прекращали копать. Но кругом не было ни души. Наконец показался гроб. От одного его вида мне стало так плохо, что я услышал, как от страха стучат мои собственные зубы. Брат тоже был белый, как лист бумаги.

Вскрыв гроб, мы увидели покойника. Его глаза были открыты и смотрели прямо на нас. Не шевелясь, мы уставились на него. Отведя взгляд от покойника, я схватил его за руку и стал стягивать кольцо. Это удалось сделать с большим трудом. Когда я стащил с покойника массивную цепь с распятием, к нашему ужасу, из груди усопшего с шипением вырвался воздух. Казалось, покойник всхлипнул и застонал.

Не помню, как мы потом наспех закапывали гроб: еще дома мы решили, что могилу все же следует зарыть от греха подальше. Мы его даже нормально не прикрыли.

В общем, могилу мы закопали, сверху заложили ее венками, которых было очень много. Лопаты побросали по дороге, отойдя уже на изрядное расстояние от обворованной могилы. Сами мы перелезли через кладбищенскую ограду с противоположной стороны от центрального входа и, переодевшись во взятую с собой чистую одежду, поехали домой.

Дома мы выпили, чтобы хоть как-то унять непроходящую нервную дрожь, и только потом стали рассматривать свою добычу.

Оттого что все обошлось, нас никто не застал на месте преступления и мы даже привели могилу в нормальный вид, настроение наше постепенно стало улучшаться, а может быть, просто подействовало спиртное.

Мы расслабились и стали решать, как нам поскорее и подороже продать свои трофеи. Потом мы уснули.

Я, наверное, из числа тех людей, которые не видят сновидений, или же я их просто забываю. А в эту ночь я видел сон, который был настолько реален, что я слышал собственные стоны, но при этом никак не мог проснуться.

Приснилось же мне вот что: будто я вижу свою комнату и себя, спящего на кровати. Отворяется дверь, и входит мужчина, которого мы видели в гробу. Походив по комнате так, как будто он что-то ищет, мертвец подошел к моей кровати, встал в головах и стал тихо, но внятно говорить:

Олег, ты не закрыл мой гроб, и мне в глаза попала земля. Кроме того, твой братец обронил в гроб то, что поможет мне Вас уничтожить.

И тут покойник показал мне во сне записную книжку моего брата, из которой выглядывал уголок фотографии.

Эту фотокарточку я знал, на ней засняты я, брат и моя девушка.

Проснулся я оттого, что меня тряс за плечо брат. Он сказал мне, что видел странный сон, будто моя девушка танцевала с покойником, которого мы обворовали, и что выражение лица покойника было столь зловещим и угрожающим, что оно у него до сих пор стоит перед глазами.

Я не стал рассказывать ему о своем сновидении, пожалев его, так как брата я любил и не хотел его пугать еще больше.

Вечером в тот же день ко мне зашел один знакомый, и от него я узнал, что мою девушку сбила машина, когда она перебегала улицу. Ее не довезли до больницы, она умерла, не приходя в сознание.

Я тут же вспомнил свой сон и слова покойника.

Я спросил у брата, где его записная книжка. Он стал ее искать и не нашел. Тогда я спросил, где фотография, которую мы хотели загрузить в компьютер. Брат ответил, что он положил ее в записную книжку, чтобы она не помялась. Он снова принялся искать книжку, но я уже был уверен, что покойник говорил во сне правду. Вот почему погибла моя девушка.

Было поздно, брат уже спал, а я, как только мог, старался не заснуть. Мне было страшно. Я решил не выключать свет. То и дело я открывал глаза и оглядывался по сторонам. Я как будто кого-то ждал – и дождался. Когда я в очередной раз открыл глаза, то в углу комнаты увидел прозрачный силуэт мужчины. От ужаса я не мог шевельнуть даже пальцем. Покойник не мигая смотрел на меня, а я, холодея от страха, не мог даже зажмуриться. Наконец губы его дрогнули и стали медленно шевелиться, казалось, он кривит их в сатанинской усмешке. Говорил он очень тихо, но я отчетливо слышал каждое слово:

Скоро умрет твой брат, а ты умрешь ровно через три месяца после него.

Губы его снова слегка шевельнулись, и я услышал:

Помни! Три месяца!

Я закрыл глаза, а когда открыл их, в комнате никого не было. Призрак исчез так же внезапно, как и появился.

Спустя неделю умер мой брат. Случилось это без меня. Я ушел буквально на полчаса, а когда вернулся, он уже лежал на полу. Глаза его были широко открыты, будто перед смертью его что-то или кто-то очень сильно напугал. Приехавший врач констатировал обширный инфаркт.

Родителей у нас нет, воспитывала нас с братишкой тетя. После похорон она плакала и говорила, что у моего брата никогда не болело сердце, иначе она бы это знала.

Пишу Вам для того, чтобы Вы помогли мне. Я очень боюсь умереть.

Только, пожалуйста, не подумайте, что это письмо – выдумка или розыгрыш. Мне больше не к кому обратиться. Если хотите, заявите на меня в милицию, только сначала помогите мне. Я хочу жить».

Я велела Олегу (так зовут автора письма) вернуть покойнику все, что он с братом у него украл. Кстати, открыв гроб, он действительно обнаружил в нем записную книжку с вложенной в нее фотографией. Потом я положила в гроб заговоренную свечу, которая должна была успокоить дух усопшего, и крышку гроба как следует заколотили.

Усопший был самоубийцей. А это значит, что его неупокоенный дух не остановился бы, пока не уничтожил всех своих обидчиков.

Вообще, мне известно много случаев, когда с покойника снимали обувь, серьги и вещи, после чего воры долго уже не жили.

Если и Вы совершили подобную ошибку, но теперь искренне, всем сердцем раскаялись в содеянном, то можете отчитать себя от беды с помощью особого заговора. Заговорные слова читайте над каким-нибудь предметом, который затем отнесите на могилу обворованного Вами покойника. Украденное также отчитайте и верните (хотя бы родным усопшего). Заговорные слова такие:

Помяни, Господи, нас о здравии,

А покойников за упокой.

Спаси и укрой нас от мертвых духов блуждающих,

Сохрани нас и защити мощью Своей

И огради нас оградой святой Своей нерушимой

От душ неприкаянных,

Пришедших из земли на землю,

Оставивших гробы свои и пелена для мести и суда

Над душой и телом моим.

На Тебя, Господи, уповаю,

Ибо Ты есть мой щит и спасение.

Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Похожие заговоры






seo analysis Рейтинг сайтов Женщинам