Тысяча заговоров

Самое полное собрание заговоров для самостоятельного использования в домашних условиях

Заговор: Нарушенная клятва

Из письма:

«Пишу и боюсь, что Вы, прочтя мое письмо, скажете: „Так тебе и надо. Нечего обманывать тех, кто тебе помогает”. Но прежде чем Вы так подумаете, я хочу сказать, что я полностью раскаиваюсь в том, что натворила.

Вы, верующий человек, а ведь Господь учит прощать.

Я искренна в своем рассказе, и очень Вас прошу научить меня, как исправить мою ошибку.

Пишу все честно, нисколько не умаляя своей вины.

В 1999 году я сильно заболела. Врачи не скрывали от меня моей болезни. Видимо, им проще было объявить, что у меня рак, чем вылечить. И вот я осталась одна со своей бедой в ожидании скорой смерти. Только тот, кто стоял на краю могилы, способен меня понять.

Ночью я спала со светом, так как в голову лезли мысли о том, что совсем скоро я буду лежать в темноте, без воздуха, в земле. Я гнала эти мысли, но они снова и снова ко мне возвращались. Иногда наступал покой, и у меня ничего не болело, и рождалась надежда, что врачи ошиблись и у меня не рак. Но потом опять начинались жесточайшие боли, такие, что мне хотелось умереть, чтобы больше не страдать.

Люди боятся беды, не только своей, но и чужой. Они остерегаются того, что эта беда может перейти на них. Когда заболеваешь раком, то тут же исчезают подруги и друзья, и даже родственники куда-то пропадают.

Муж мой меня оставил, да и зачем ему больная жена. Ведь у него много сил и желания любить и быть любимым. А я плачу и страдаю и с каждым днем становлюсь все страшней.

Я пыталась достать чудодейственные лекарства нового поколения. Ездила за ними в Ленинград и на Украину. Но никакие лекарства мне не помогали. Может, было уже поздно, а может, они просто не подходили для меня. Бывает ведь, что и аспирин вызывает у людей спазмы головного мозга.

Однажды мне стало плохо, и я подумала: вот сейчас умру, и меня хватятся, когда я уже разложусь. И от этой мысли мне захотелось выйти к людям, на свежий воздух. Если уж умирать, то на людях, решила я.

Кое-как выйдя из подъезда, я присела на лавку, и мне сразу стало легче. В этот момент мимо меня проходила женщина, и, увидев мое состояние, она присела и спросила, может ли она мне чем-то помочь. Я расплакалась и все ей рассказала. И тут эта незнакомка говорит:

– Я, как и Вы, когда-то очень сильно болела, и мне помогла одна знахарка. Хотите, я дам Вам ее адрес? Поезжайте к ней и упросите ее Вам помочь. Может быть, и Вам повезет так же, как повезло мне. Она вылечила меня, и теперь я абсолютно здорова.

Я поехала к той знахарке и умолила ее мне помочь. Сначала она отказывалась, говоря, что процесс уже в той стадии, когда она вряд ли сможет помочь. Увидев, что она колеблется и испугавшись ее отказа, я сказала:

– Если Вы меня вылечите, я отдам Вам квартиру в Москве, а сама уеду в Омск, там у меня остался домик от мамы. Сделайте все возможное, и я клянусь Вам Богом, что исполню свое обещание. И если даже Вы не сможете мне помочь, то эта квартира все равно будет Ваша. У меня нет детей, а все родные меня бросили. Это будет Вам от меня память за то, что Вы попробуете мне помочь.

Встав на колени, я поклялась перед иконой, что сдержу свое слово и не обману.

Галина Максимовна согласилась и стала меня лечить. Вначале я думала, что она будет мне варить какие-то отвары, но она сказала:

– Езжай домой, и жди выздоровления, а когда выздоровеешь, приедешь. В любом случае проживешь ты гораздо дольше тех врачей, кто тебе сказал, что ты через пару месяцев умрешь.

Лечить я тебя буду по-своему – молитвами. И еще буду сгонять твою болезнь на коров. Корова помрет, а ты, даст бог, поживешь.

Я вернулась в Москву, и уже через месяц у меня наступил перелом. Прекратился изнурительный понос, перестали мучить боли, и я стала набирать вес.

Галина Максимовна мне часто звонила, спрашивала, как и что.

А через четыре месяца я снова приехала к той знахарке. Она меня умывала, водила к реке и вытирала своим подолом. Потом мы с ней поехали на кладбище, и я там оставила свои серьги с изумрудом. Не буду много и подробно описывать то, что было. Одним словом, я выздоровела и устроилась на работу. Вначале я не вполне осознавала свое новое рождение. Но потом привыкла и стала просто жить.

Прошел год и два, и вот под Новый год мне позвонила Галина Максимовна и спросила, помню ли я клятву, которую дала на Библии, и собираюсь ли сдержать обещанное слово. И тут я сказала:

– Не приписывайте себе заслугу, которой не было. Раз я выздоровела, значит, у меня был не рак. Это врачи ошиблись, когда ставили диагноз. Нужно быть идиоткой, чтобы отдать квартиру в Москве, – сказала я. – И не смей сюда больше звонить, – прикрикнула я на Галину Максимовну.

И тут она произнесла:

– Не я, а Бог тебя накажет, ведь не я тебя к иконе волокла. Это ты ее целовала и клялась ею, что если я тебя от смерти вызволю…

Но я, не дослушав ее, бросила трубку.

Через месяц я снова заболела раком, но теперь я не могу обратиться к той женщине.

Пишу Вам, чтобы Вы дали мне молитву на прощение Богородицы, за то, что я ее обманула, поклявшись ее Сыном Христом и своим вечным спасеньем.

Ради Христа, не откажите мне в моей просьбе».

В старые времена, если нарушалась клятва, данная Господу Богу, то на воротах дома выжигался свечой большой крест – распятие. Люди целовали крест и говорили:

Господи, как правда то,

Что Ты на Кресте все грехи наши искупил,

Так пусть будет истинная правда,

Что Ты, Господи, грех мой великий простил.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

После этого клятвоотступник съедал столько горстей земли, сколько было концов у креста. Если Бог прощал, то человек оставался жить, если же нет, то земля задавливала его насмерть.

Не следует давать клятв, которые Вам не по силам. Никогда не клянитесь небом, Престолом Божиим, Господом Богом и Его Матерью – Девой Марией.

Похожие заговоры






seo analysis Рейтинг сайтов Женщинам